Идеальный подарок для твоих взрослых друзей!
Книги / Бизнес / Проект / Авторы / Фотогалереи / Энциклопедия / Библиотека

Ни один талант не может преодолеть пристрастия к деталям. Восьмой закон Леви


Этих книг нет в магазинах!



Чулки и колготки из Англии

Учеба и образование в Англии

  


Яндекс.Погода

Франция на рубеже XVIII-XIX столетий

В 1795 году, после шести лет революционных преобразований в экономике и общественно-политической жизни во Франции наступил глубокий кризис. Война, шедшая уже три года, ставила государство перед необходимостью защищать свои северные, восточные и юго-западные границы от объединенных сил европейских держав. Военные расходы тяжким бременем ложились на французскую экономику, которая уже испытывала серьезные трудности. Стремительное падение реальной стоимости ассигнаций обусловило решение об их скорейшей замене франками. Запасы зерна сокращались, и власти были вынуждены установить ограничения на поставки, вызвавшие недовольство населения.

17-го марта жители парижских окраин Сен-Морсо и Сен-Жак устроили манифестацию у ворот Конвента, требуя хлеба. Несколько дней спустя с тем же требованием пришли жители Сент-Антуана. Некоторые зернохранилища были разграблены. В апреле голодающие горожане перешли к более решительным действиям. Они ворвались в здание Конвента с требованием хлеба. Париж был переведен на осадное положение, дневная норма отпуска хлеба сократилась до шестидесяти грамм. Якобинцы, ставшие первыми жертвами термидорианского переворота, быстро перешли к организованному сопротивлению. Ключевую роль в этом процессе сыграл Гракх Бабёф, организовавший выпуск печатного издания Le Tribun du Peuple в сентябре 1794-го.

 

Одним из наиболее значимых результатов якобинской агитации стала массовая демонстрация, прошедшая в Марселе несколько недель спустя. Конвент принял жесткие ответные меры. В октябре 1794-го были арестованы предводители санкюлотов, задержан Бабёф, отдано распоряжение о прекращении публикации Le Tribun du Peuple. Продолжались суды и казни якобинцев, отличившихся наибольшей жестокостью в период диктатуры. После недолгого перерыва, весной 1795-го якобинцы вернулись к активным действиям.

В апреле Конвент принял решение о разоружении "террористов" – экстремистов из числа якобинцев. Военному комитету Конвента было поручено очистить армейские части от якобинцев. В мае появились сообщения о массовом уничтожении "патриотов" в тюрьмах Лиона, Монбризона и Сент-Этьена. Вскоре были отправлены на гильотину 14 заседателей Революционного трибунала II года. "Террористы" подняли восстание в Тулоне и на несколько часов захватили город.

Своего пика сопротивление якобинцев достигло в период парижского восстания, продолжавшегося с 21-го по 24 мая. Повстанцы поочередно заняли здание Конвента и ратушу Отель-де-Виль. Волнения охватили весь Сент-Антуан. Генерал Мену, которому было поручено восстановления порядка, прибег к жестким методам, без колебаний привлекая к сотрудничеству представителей термидорианской реакции, в особенности, так называемую "золотую молодежь" – молодежные банды, избивавшие якобинцев на парижских улицах. Предводителем "золотой молодежи" был активный участник термидорианского переворота Луи-Мари-Станислас Фрерон.

В мае и июне карательные акции, направленные против "патриотов", прошли по всей стране, приняв особый размах в Марселе, Тарасконе и Лон-ле-Сонье. В Париже были приговорены к казни шесть руководителей майского восстания. Они совершили самоубийство в тюрьме и вошли в историю под названием "мученики прериаля" (прериаль – девятый месяц Французского республиканского революционного календаря). Таким образом, шло успешное подавление якобинского сопротивления.

Однако Конвент, сосредоточивший усилия на борьбе с "террористами", поначалу уделял мало внимания другой угрозе. Большие сложности, с которыми столкнулись термидорианцы во всех аспектах общественно-политической жизни, пробудили оптимизм среди сторонников реставрации монархии. Стратегия, принятая графом д’Артуа, базировалась на эскалации политической борьбы во Франции с одновременным вторжением эмигрантов-роялистов и их союзников на французскую территорию. Первым этапом реализации этой стратегии должно было стать восстание в Вандее и Бретани, которое планировалось организовать при поддержке военных частей, доставленных из Англии. Предполагалось, что вкупе с пограничными военными конфликтами эти акции ослабят оборону Парижа. Кроме того, роялисты делали ставку на агитационную работу по всей стране и на использование конфликта между термидорианцами и якобинцами. Следующим этапом должны были стать подготовка и проведение государственного переворота.

Несмотря на поражение в Вандейской войне и неудачную высадку эмигрантской армии в бухте Киберон предводители роялистов не спешили складывать оружие. В сентябре 1795-го в Дрё, расположенном в 80 километрах к западу от Парижа, произошло восстание. Повстанцы были разгромлены в битве при Нонанкуре. В октябре 1795-го вслед за высадкой эмигрантов и англичан на Иль-Дьё, состоявшейся под командованием графа д’Артуа, последовал поход роялистов на Париж. На этот раз действия роялистов были поддержаны некоторыми слоями парижского населения в Ле Пелетье. Появились слухи о готовящемся массовом дезертирстве военнослужащих парижской Национальной гвардии. Конвент отдавал себе отчет в том, что волнения в столице, к которой приближаются неприятельские войска, представляют серьезную угрозу для государства. Депутаты заявили о своем намерении не покидать зал заседания до завершения кризиса. Они отдали распоряжение о формировании "батальонов патриотов" из солдат якобинских отрядов, расформированных после 9-го термидора, и подготовке к обороне Парижа. Однако силы были неравны: роялистской армии, насчитывавшей около 30 тысяч военнослужащих, противостояло всего 5 тысяч защитников столицы. Подавление беспорядков было поручено Военному комитету, под командованием которого находились отряды военнослужащих во всех 48 секциях Парижа.

4-го октября части Национальной гвардии, набранные в наиболее лояльных Республике секциях, вошли в Ле Пелетье (Le Peletier), чтобы пресечь акции протеста. Жителям было запрещено выходить на улицу с оружием. Практически все колокола, которые могли использоваться для набата, были демонтированы с колоколен. Однако эти меры не принесли желаемого результата. Военный комитет под командованием Рише де Севиньи заявил о своем отказе подчиняться распоряжениям Конвента. Командование роялистскими отрядами Национальной гвардии в Ле Пелетье принял генерал Даникан. Конвент приказал Жаку-Франсуа де Мену, выдвинуть свои войска в Ле Пелетье, разоружить все находящиеся там вооруженные формирования и закрыть штаб Даникана. Мену не стал предпринимать решительных шагов: он вступил в переговоры с повстанцами и вывел войска из Ле Пелетье, довольствуясь полученным обещанием сдать оружие. Увидев это проявление нерешительности, жители Ле Пелетье обратились к другим секциям Парижа с призывом поддержать восстание. Мену понял, какой просчет он допустил, и, отправив кавалерию на улицу Фобур-Монмартр, на время очистил район от роялистов. Конвент снял Мену с поста командующего и поручил собственную оборону Полю Барра (Paul Barras). Одним из ответственных за оборону правительственной резиденции в Тюильри был Наполеон Бонапарт.

По мнению исследователей, четырнадцать месяцев, отделявших Термидорианский переворот от Вандемьерского мятежа, были не самым удачным периодом в карьере Наполеона. Блестящие успехи в битве при Тулоне обеспечили молодому капитану артиллерии благосклонность Августина Робеспьера. Робеспьер передал командующему Итальянской армией генералу Дюмербиону разработанный Бонапартом план захвата Пьемонта. Во время первой итальянской кампании, состоявшейся в апреле 1794-го, пехотные части под командованием Бонапарта захватили Онелью, Ормеа и несколько других населенных пунктов, чтобы обеспечить плацдарм для предстоящей войны в Италии. Новые успехи снискали ему еще большую благосклонность Робеспьера, который выдвинул Бонапарта на должность командующего парижской Национальной гвардией. Однако в это время Бонапарт сосредоточил усилия на подготовке новой итальянской кампании и не был склонен занимать один из ключевых постов в государственном руководстве. Безошибочное чутье не подвело его и на этот раз: после Термидорианского переворота вслед за Максимилианом Робеспьером и его братом на гильотину отправилось множество их соратников, в числе которых был и командующий Национальной гвардией генерал Франсуа Анрио.

В ходе последующего бегства Наполеона предал один из его друзей-корсиканцев по имени Саличетти, некогда выступивший против генерала Паоли совместно с Бонапартом. К счастью для Бонапарта, Саличетти вскоре изменил свое решение и уберег его от гильотины, но оказался не в состоянии спасти от ареста. Преданные друзья Наполеона подготовили план побега, но он благоразумно отказался от этих замыслов, чтобы не усугублять свое положение. Вскоре Бонапарта освободили за недостатком улик, но ему не удалось развеять все подозрения. Результатом разбирательства стали завершение его карьеры в Итальянской армии, на которую он возлагал большие надежды, и решение о переводе в Вандею на должность командира пехотного соединения. Эти события не могли не огорчить Бонапарта, в представлении которого врагами Республики могли быть другие державы, а не французские крестьяне. Кроме того, его безошибочная интуиция, возможно, подсказывала ему, что в данный момент следовало отправиться в парализованную кризисом столицу. Поэтому в конце мая 1795 года Бонапарт приехал в Париж, чтобы добиться отмены решения об отправке в Вандею.

Пребывание в Париже затянулось, и Наполеон Бонапарт начал испытывать нехватку средств, его здоровье пошатнулось. Председатель военного комитета Обри (Aubry) согласился принять его 15-го июня. В последовавшем разговоре Обри, который был на двадцать лет старше своего посетителя и при этом до сих пор оставался в чине капитана артиллерии, упомянул незрелый возраст Бонапарта, на что последний ответил: "На поле битвы быстро стареют, а я только что прибыл оттуда". Услышав такой резкий ответ, Обри остался непреклонен: он не пожелал изменить решения об отправке Бонапарта в пехотные части.

Бонапарт, воспользовавшись плохим состоянием своего здоровья, подал рапорт о болезни. 16-го августа он получил приказ немедленно отправляться в Вандею и стал добиваться аудиенции у нового председателя военного комитета – Луи-Густава Дульсе де Понтекулана. На приеме у де Понтекулана Бонапарт настаивал на своем возвращении в Итальянскую армию, утверждая, что в ее рядах он принесет гораздо больше пользы Республике. Впечатленный уверенностью своего собеседника де Понтекулан попросил его подготовить проект итальянской кампании. Бонапарт немедленно разработал план военных действий, чем окончательно завоевал расположение председателя военного комитета. Де Понтекулан отменил распоряжение о его отправке в Вандею, но не стал торопиться с переводом Бонапарта в итальянскую армию. Отдавая себе отчет в том, что такого талантливого специалиста удобнее сделать собственным советником, он зачислил Бонапарта в топографическую службу министерства, чтобы тот "направил свое усердие и способность к проникновению в суть дела на работу по планированию кампаний и операций наземных сил".

Работа с документами вскоре наскучила Наполеону, и он подал запрос о собственной отправке в Константинополь для реорганизации османской армии. Ответ задерживался, и чтобы скоротать время Наполеон посещал некоторые парижские салоны – благодаря своей должности в министерстве он был вхож во многие столичные дома. В салоне мадам Тальен, где собиралось множество политически активных горожан, он познакомился с "несравненной Жозефиной". В сентябре 1795-го просьба Бонапарта об отправке в Турцию была удовлетворена, но это решение так и не вступило в силу.

Несколько дней спустя, в начале октября, в Париж пришли новости о высадке графа д’Артуа. Новости вызвали оживление среди роялистов. Они без колебаний собирались на улицах, в театрах и кафе, скандируя "Да здравствует король!" "Золотая молодежь" открыто носила роялистскую символику, угрозами заставляла прохожих кричать "Слава королю!", уничтожала деревья свободы и другие символы революции. Собственным постановлением обеспечив себе большинство мест в законодательном собрании и Директории, термидорианцы вызвали раздражение среди парижан. Это постановление получило поддержку по результатам последующего референдума, но низкая посещаемость (приблизительно 20%) ставила под сомнение его легитимность. На базе органов самоуправления 48-ми секций Парижа были созданы отряды Национальной гвардии – вооруженные формирования, многие из которых встали на сторону роялистов. Секция Ле Пелетье играла ведущую роль в этом процессе.

Когда Конвент, наконец, обратил внимание на растущую угрозу реставрации монархии во Франции, ситуация требовала немедленного вмешательства. Депутаты заявили о своем твердом намерении до конца оставаться в зале заседаний и защищать Республику с оружием в руках. Они сформировали три "батальона патриотов". Власти Ле Пелетье объявили о своем отказе подчиняться распоряжениям Конвента. Нерешительность генерала Мену, который не стал применять оружие и вступил в переговоры с повстанцами из Ле Пелетье, вселила в роялистов еще большую уверенность.

 

К тому времени, когда роялисты приняли решение объединиться, войти в Тюильри и свергнуть Конвент, отправка Бонапарта в Стамбул уже несколько раз откладывалась. Когда вооруженные формирования из различных секций Парижа объединялись под непрерывный барабанный бой, Наполеон смотрел постановку в театре Фейдо. Понимая, что окружающий шум свидетельствует о готовящихся столкновениях, он поспешил в Конвент. В Конвенте Бонапарт встретился с двумя военачальниками, служившими под началом Поля Барра. Получив представление о талантах Бонапарта двумя годами ранее во время осады Тулона, они предложили ему должность помощника Барра. Несмотря на то, что шансы на победу в столкновении с роялистами представлялись весьма призрачными, Бонапарт принял предложение, потребовав при этом, чтобы ему была предоставлена свобода действий.

Оценив сложившуюся обстановку, Бонапарт пришел к выводу о том, что обеспечить победу может эффективное применение артиллерийского огня: прямые улицы, окружавшие Тюильри, хорошо простреливались из пушек. По его приказу кавалерийский отряд захватил сорок орудий, находившихся в десяти километрах от Тюильри, и доставил их к позициям республиканцев. Перешедших под командование Наполеона офицеров удивляли его уверенность и решительность. Он лично выбирал место для установки каждого из орудий. Ранним утром 5-го октября (13-го вандемьера) роялисты обстреляли Тюильри и предприняли атаку, которая была быстро отражена. Несколько часов спустя они перешли к полномасштабному натиску.

К счастью для защитников Конвента, из всех возможных тактик роялисты выбрали лобовую атаку. Артиллерия Бонапарта работала с высокой эффективностью. Сам военачальник постоянно находился на переднем краю. Успешно отразив натиск неприятеля, он отправил свои отряды в контратаку. В последующей кровопролитной схватке "батальоны патриотов" при поддержке артиллерии одержали победу над частями Национальной гвардии. Роялисты из парижских секций в беспорядке отступили с поля боя и больше не предпринимали никаких активных действий. В сражении погибло, в общей сложности, около трехсот военнослужащих.

Конвент рукоплесканиями приветствовал своего защитника. Популярность Наполеона стремительно возросла. Несколько дней спустя, в возрасте 26-ти лет, он получил чин дивизионного генерала. Вскоре он заменил Поля Барра на посту командующего армией, еще несколько месяцев спустя под его командование перешла Итальянская армия.

 
Короткая ссылка на новость: http://delarina.info/~F4ZaN
























Проверьте, как Вы знаете французский язык:

tapis ковер
gratitude благодарность
parapluie зонт

Вечерниее и коктейльные платья: выбери себе подарок!

     RSS-подписка на новости

Очень рекомендуем посетить наш замечательный магазин антикварных книг


Образование во Франции, недвижимость Парижа и замки Луары, история Франции, эксклюзивные туры во Францию,
самые свежие новости из Франции и фото девушки из Парижа - все это новостной портал "Деларина-Инфо".
Перепечатка и цитирование материалов приветствуется при постановке активной ссылки на источник.
Контакты редакции: +7 (495) 725-89-27, info@adelanta.info